История храма / Храм и МГУ

«ЕГО СУДЬБА ПОЛНА ЗАГАДОК». АРХИТЕКТОР ЕВГРАФ ТЮРИН

Публикация проиллюстрирована фотографиями, появившимися в распоряжении редакции st-tatiana.ru в августе 2015 года.

 

СОФЬЯ АЛЕКСАНДРОВНА ТЮРИНА-МИТРОХИНА

 

Нельзя представить себе Москву без творений Евграфа Тюрина: без кафедрального Богоявленского собора на Елоховской площади, без церкви св. Татьяны на Моховой, без «нового» Аудиторного корпуса Московского Университета, без Александринского дворца (летней резиденции Александра I, ныне Президиум Российской Академии наук), без блистательного Архангельского. Он возводил дворец в Коломенском, работал в Царицыно, а в его доме на Знаменке сейчас галерея А. Шилова.

 

В. Пукирев. «Неизвестный». Предположительный портрет Евграфа Тюрина

В. Пукирев. «Неизвестный». Предположительный портрет Евграфа Тюрина

 

Ему было предназначено, как и многим из его поколения зодчих, восстанавливать Москву, ее храмы и дворцы после пожара 1812 г.

В узких кругах он был известен еще как рисовальщик, гравер и выдающийся коллекционер, он мечтал открыть в Москве общедоступную картинную галерею «для всех сословий» и хлопотал о помещении, но — напрасно. Тогда даже мысль об этом казалась крамолой.

Критики отмечали его «неизменный вкус и изящество». Архитектурный почерк Евграфа Дмитриевича Тюрина восхищал знатоков.

Однако, несмотря на всю яркость и значительность тюринских творений, после его кончины они долго стояли на Москве безымянными. Имя зодчего и знаменитого талантливого коллекционера на какое-то время забылось и до начала XX в. почти не упоминалось. (…)  

В 1833-1836 годах Тюрин перестроил главный корпус Пашковской усадьбы в Аудиторный корпус, который называли еще и «новым», левый флигель — в библиотеку, а правый, «театральный» флигель — в университетскую церковь св. Татианы.

 

Аудиторный корпус,  левый флигель университетской библиотеки,  правый флигель домовой церкви. Фотография 1905 года

Аудиторный корпус, левый флигель университетской библиотеки, правый флигель домовой церкви. Фотография 1905 года

 

Аудиторный корпус Московского университета. Фотография 1890-1900 годов

Аудиторный корпус Московского университета. Фотография 1890-1900 годов

 

Е.Д. Тюрин сделал значительные внутренние и внешние переделки, но он сохранил при этом фундамент здания, который оказался еще более древним, чем предполагалось. Видимо, при перестройке в 90-х годах XVIII века строение не было разобрано целиком: лишнее доказательство тому, что московские архитекторы всегда отличались разумной скупостью, стремились сохранять даже крохотные фрагменты старой кладки — в случае, когда это было возможно. Причем делалось это не только в целях экономии — тем самым демонстрировалась особая страсть к сохранению любых, даже самых крошечных свидетельств московской старины. Вспомнить бы об этом нашим современным строителям!

Как и его блистательный старший собрат — знаменитый Пашков дом на углу Моховой и Знаменки, расположенный на возвышенном природном пьедестале, с колоннадами, бельведером, озером, где плавали лебеди — «младший Пашков дом» на углу Моховой и Большой Никитской тоже стоял на холме. Он, правда, уступал великолепию старшего: и холм пониже, и декор поскромнее. Но вид и отсюда был уникальный — на Кремль, на Боровицкий холм.

Еще в конце ХIХ в., до реконструкции Аудиторного корпуса Константином Быковским, Университетский ансамбль, возведенный Евграфом Тюриным, обрамленный со всех сторон портиками, смотрелся как мощное, монументальное сооружение — симметричное, объемное, соразмерное с мощью окружающих строений и с изысканностью Манежной площади, Александровского сада, кремлевских стен и башен.

Обаяние нового университетского здания заключалось еще и в том, что прежняя романтичность дворцовых строений московских вельмож Пашковых, размах и светская роскошь композиции и объемов, при перестройке Тюриным не исчезли, но обрели уверенность официального учреждения: еще великий М.Ф. Казаков создал новый архитектурный тип монументального городского общественного здания в Москве.

 

Здание Московского университета. Фотография 1884 года

Здание Московского университета. Фотография 1884 года

Исследователи отмечали особый эффект университетской композиции Тюрина — может быть, «чуть-чуть сухой», но великолепной по сочетанию возвышенной романтики дворца вельможного со строгостью дворца научного. Здесь было соединение великолепия классического дворца с теплотой московского жилого дома. За это архитектора Тюрина и хвалили, и ругали. «Путеводитель по Москве и ее окрестностям за 1903 год» сообщает, что «новый университет… с наружностью старого барского дома». Данное весьма тонкое наблюдение другие путеводители определяют как достоинство, называют университетское здание Евграфа Тюрина «спокойным, сдержанным и уверенным».

И все эти определения еще раз свидетельствуют о том, что Тюрин остался верен правилу московского зодчества: сохранять настроение старинных зданий, даже капитально их перестраивая. Однако при этом перестроенным зданиям придается скупой и строгий классический рисунок — профессиональное кредо архитектора Евграфа Тюрина.

Для объединения всех университетских корпусов и прилегающих улиц, площадей, кремлевских стен и Манежа в единую композицию понадобилось соединительное звено, удивительное по своей простоте и элегантности. Им стала церковь св. Татияны. При ее возведении Евграф Тюрин использовал основание старого правого флигеля дома Пашковых. Непосредственно перед перестройкой в этом «театральном» флигеле располагался зимний сад, связанный переходом с главной усадьбой. Переход был сохранен. Частично оставляя старый фундамент, Евграф Тюрин на месте бывших ординарных стен правого флигеля воздвиг изящную полуротонду, украшенную колоннадой. Он смело организовывал пространственные пределы здания и уверенно превращал его в церковное творение.

При этом он не нарушает план строения с закруглением на углу, но коринфскую колоннаду, обрамлявшую угловую часть здания, заменяет более мощной дорической, увеличивая этим масштабность сооружения и создавая соответствие между колоннадой, портиком, Университетом и Манежем.

Исследователи отмечали «прекрасную архитектуру и замечательную орнаментацию этого домового храма Московского университета».

Создавая храм св. Татианы, Е.Д. Тюрин сохраняет второй этаж с его большим залом для богослужений, а на первом этаже создает малый церковный зал, где также проходят службы. Иконостас с коринфскими колоннами был выполнен по рисунку Евграфа Тюрина: Ангел Радости и Ангел Скорби, расположенные здесь справа и слева, считаются совершенством русской православной стилистики. На полукруглой стене церкви с колоннами, в верхней ее части, был установлен крест, икона и по верхнему полукругу ротонды сделана надпись: «Свет Христов просвещает всех». 

 

Фотография храма начала ХХ  века

Фотография храма начала ХХ века

 

Работая над созданием университетских корпусов и храма св. Татианы, Тюрин создавал эскиз за эскизом; они хранятся в ГНИМА им. А.В. Щусева и до сих пор выставляются на архитектурных выставках как шедевры зодчего.

Татьянинскую церковь критики называли «хранительницей свежести и очарования насыщенных форм зрелого ампира».

Церковь стала также и хранительницей старины — сюда передали некоторую утварь из прежней церкви св. Татианы, открытой еще в елизаветинские времена, во флигеле старого Университетского корпуса, ближе к Тверской улице (арх. А. Клауди). Эта церковь сгорела в 1812 году. 

Безупречные пропорции полукруглых стен церкви св. Татианы создают настроение покоя и легкости в этом некогда бурном, насыщенном историческими событиями месте, где гуляла опричнина и куда народ московский прибегал на сборища.

Вся перестройка владения Пашковых под университет — свидетельство умения Евграфа Тюрина следовать традициям русских зодчих в создании архитектурных ансамблей.

 

Фотография храма 1913 года

Фотография храма 1913 года

 

А церковная утварь, перешедшая сюда из разобранного по причине ветхости храма св. Дионисия, стоявшего на месте нынешней арки Ботанического корпуса университета, рядом с Зоологическим музеем, была вынесена настоятелем церкви иеромонахом Ионой, и ее передали в 1817 году во временный домовой храм университета — в Георгиевскую церковь на Красной горке. В 1820 году церковь переосвятили во имя св. Татианы. Потом, когда Евграф Тюрин выстроил свой храм св. Татьяны, старинная утварь перешла и сюда.

Итак, в сердце Москвы у Боровицкого холма Евграфу Тюрину удалось создать неразрывный и единый ансамбль зданий. Необычная полуротонда церкви св. Татианы открывает торжественный въезд на Большую Никитскую улицу. Полукруг церковных стен приоткрывает вид на Б. Никитскую — одну из самых древних и самых престижных московских улиц. До сих пор этот плавный переход, эта перекличка ансамбля университетских зданий с окружающими улицами и площадями поражают великолепием и точностью архитектурного решения.

Настроение гармонии и завершенности усиливается полукругом левого флигеля, ставшего Университетской библиотекой. Эти две ротонды не являют собой полную симметрию, они отличаются в размерах и формах, отходя тем самым от привычных канонов полной симметрии.

По мнению многих ценителей московской архитектуры, новый университет и церковь св. Татианы — работа, где в полной мере проявились «талант, тонкий вкус и умение зодчего», его чувство симметрического совершенства. И вершиной этого архитекторского подхода считают решение пространства Манежной площади и въезда на Большую Никитскую. Ключом к этому композиционному объединению явилась церковь св. Татианы. Она создавала перекличку архитектурных настроений новой и старой эпох.

 

Открытка конца XIX века с изображением Московского университета и его домового храма

Открытка конца XIX века с изображением Московского университета и его домового храма

 

Этот факт восстановления и расширения Московского университета, вопреки пожару, который на него обрушился в 1812 году, свидетельствовал о подъеме России, подъеме созидательных сил ее народа, о ее победе. Символами победы стали также и Московский университет, и Манеж, выстроенный в 1817 году архитектором О. Монферраном по проекту инженера А. Бетанкура в честь 5-й годовщины победы русских над Наполеоном, декоративные украшения 1824—1825 годов О. Бове, и Ангелы Радости и Скорби — гордость храма св. Татианы.

Но… в 1919 г. большевики разрушили храм.

В ту ночь разразилась жестокая гроза: действительно — «тьма сгущалась над Ершалаимом», и под этим грозным знаком к церкви подъехали два грузовика с рабочими, которые «под проливным дождем, при… раскатах грома и блеске молнии приступили к своей разрушительной работе. Кресты и иконы были сняты довольно быстро, но сбивание надписи потребовало значительного времени». На месте старой надписи «Свет Христов просвещает всех» сделали новую: «Наука — трудящимся».

 

Надпись

Надпись «Наука — трудящимся» на здании Московского университета. Фотография 1930 года

 

Надпись "Наука - трудящимся" на здании Московского университета. Фотография 1931-1932 годов

Надпись «Наука — трудящимся» на здании Московского университета. Фотография 1931-1932 годов

Надпись "Наука - трудящимся" на  фасаде закрытого храма. Фотография 1926 года

Надпись «Наука — трудящимся» на фасаде закрытого храма. Фотография 1926 года

 

Иконы и утварь сложили в алтаре, так как их признали художественной ценностью. Алтарь отделили занавеской. И больше о судьбе реликвий никто не слышал. Говорили, будто их передали в церковь Вознесения у Никитских ворот, где венчался Пушкин. Но церковь Вознесения закрыли в 1931 г., а ценности эти, наверное, безвозвратно утеряны.

Разрушив храм, большевистские власти устроили здесь сначала читальный зал юридического факультета, а в 1922 году открыли клуб. На сцене клуба (бывшее место алтаря) В. Маяковский в 1927 г. читал свою поэму «Хорошо», а в начале 1960-х прошел вечер памяти замученного в застенках НКВД Вс. Мейерхольда. Здесь, чуть раньше, в 1958 году, Ролан Быков открыл Студенческий театр постановкой пьесы Павла Когоута «Такая любовь», и старейшая актриса ХХ века А. Яблочкина перерезала ленточку, благословляя новую театральную молодежь. В 1962 году Марк Захаров поставил на этой сцене пьесу Е. Шварца «Дракон» — аллегорию о неправедной власти большевиков, коверкавшей душу народа, и я, пишущая эти строки, играла в этом спектакле Эльзу. В 1985 году Евгений Славутин поставил здесь пьесу Виктора Коркия «Я бедный Сосо Джугашвили», в которой подводился итог семидесятилетию советской Инквизиции и ее главного Инквизитора.

В январе 1995 года храм передан русской церкви. Начинается его восстановление: разыскиваются чертежи, сделанные Евграфом Тюриным, а церкви св. Татианы возвращается ее прежний исторический облик. Снова сияют крест и надпись «Свет Христов просвещает всех».

А вот церковное паникадило успели переделать в обыкновенный светильник, и стоит он на втором этаже научной университетской фундаментальной библиотеки МГУ на Моховой. Может быть, настала пора вернуть и это церкви св. Татианы, снова сделать историческую реликвию паникадилом?

Скульптуру Ангела Радости передали в Донской монастырь, а там установили ее на надгробии кн. Полунина в церкви Св. Михаила Архангела, но в 1995 г. скульптура передана в Государственный научно-исследовательский музей архитектуры им. А.В. Щусева. Почему не вернуть это церкви? Надеемся, что Ангел Радости все же вернется в церковь св. Татианы.

Университетскую чугунную ограду Евграф Тюрин проектирует тоже в соответствии с новыми эстетическими идеями века: многие современники сочли ограду даже излишне простой. Но архитектор, перекидывая мостик в будущий век гениальной простоты, хорошо чувствует и мощь, и элегантность этой простоты космического века, подтвердившего безграничные возможности человека и всего, что его окружает.

 

Университетская ограда

Университетская ограда

 

Университетская ограда была выполнена по рисункам Тюрина и поставлена в 1838-1839 годах. Первая ее примечательная особенность в том, что хронологически она — одна из последних оград эпохи ампира, хотя строгие формы и предписания этого стиля уже разрушены новыми веяниями. Факелы и светильники на решетках ограды — символы знаний. На пилонах университетских ворот Е.Д. Тюрин разместил «земной» и «небесный» глобусы (но с левых ворот они исчезли во время войны). Вторая особенность ограды — в согласованности простоты и смысловой масштабности с простотой и масштабностью символики украшений над проемами окон стоящего напротив Манежа — творения О. Монферрана, инженера А. Бетанкура (1817), строго украшенного в 1824-1825 годах О. Бове. Манеж, как и здание «нового» корпуса университета напротив, — сочетает изящество со строгой простотой.

Так передовые архитекторы после пожарной Москвы отказывались от мечтательных завитушек галантного века, от его грез и фантазий: они учились воспринимать грядущий XX век, открывший фантастически реальные возможности людей и машин.

 

Источник: Тюрина-Митрохина С.А. Евграф Тюрин — архитектор и коллекционер (Исторические разыскания к биографии). — М.: Изд-во УРАО, 2005.

 

 

Количество просмотров — 389

Метки: ,
Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru Православие.Ru Московская епархия Русской Православной Церкви


Благодарим сотрудников проекта prihod.ru за помощь в создании сайта

Подворье Патриарха Московского и всея Руси
Домовый храм святой мученицы Татианы
при Московском государственном университете имени М.В. Ломоносова

Москва, Большая Никитская ул, дом 1, телефон: 8 (495) 629-46-12

© st-tatiana.ru

Перепечатка материалов сайта возможна при размещении активной ссылки на публикацию.
Копирование фотографий с вотермаркой храма - при указании автора и активной ссылки на фотоленту.
Использование авторских фотографий - с личного согласия автора.
Печатные СМИ должны указывать источник и автора публикации.

Перейти к верхней панели