Публикации прихожан

О ВЛИЯНИИ АФРИКАНСКОГО ИСКУССТВА НА ЕВРОПЕЙСКОЕ

ТАТЬЯНА СДВИЖКОВА

 

Обзор

Несмотря на то, что эпоха географических открытий была в XV-XVI веках, к XIX-му веку практически никто в Европе не представлял, что такое африканское искусство. И только в конце XIX – начале XX века художники открыли для себя Африку и Японию. Про Японию и импрессионистов известно много, поэтому сегодня я хочу рассказать про Африку, которая часто остается в тени. К началу XX века художники устали от классики и начали искать какого-то отдыха. Для многих источником вдохновения стало как раз примитивное искусство. Давайте посмотрим, как Африка из чего-то странного и экзотического превратилась для художников в то, без чего сложно представить искусство.

 

«Фрукты и бронза»

Наш первый герой – Анри Матисс. В 1906 году он впервые поехал в Африку, чтобы, как он сам говорил, «увидеть своими глазами пустыню». Конечно, художник был восхищён. Освежить воспоминания помогла выставка африканской скульптуры, проходившая в Париже в 1910 году. Собственно, африканскую скульптуру мы и видим на этом натюрморте. Но корректно ли вообще называть эту картину натюрмортом? Ведь натюрморт в переводе с французского – «мёртвая природа». Картина «Бутылка схидама[1]» больше похожа на классический натюрморт, правда? Чем отличаются эти две работы?

Анри Матисс, «Фрукты и бронза» (1909-1910).

Анри Матисс, «Бутылка схидама» (1896).

Что меняется:

  • Художник всё предельно упрощает;
  • Цвета становятся ярче;
  • Появляются африканские мотивы;
  • Композиция картины становится более ритмичной благодаря ткани;
  • Исчезает трёхмерность;
  • Художник отказывается от теней;
  • Отсутствует перспектива;
  • Изображение становится похоже на орнамент;
  • Появляется ощущение «беседы» между предметами.

Получается, что картина «Фрукты и бронза» не очень похожа на натюрморт в его классическом понимании: нет строгости и реалистичности.

Матисс по-прежнему ищет новых средств изображения. И в этом он не одинок.

На работы какого художника похожи «Фрукты с бронзой»? На Гогена. Гоген изображает культуру Азии, а Матисс вдохновляется скорее Африкой, однако многое берёт у Гогена. Кроме того, если вспомнить, похожие фрукты можно увидеть у Сезанна. Мне кажется, что картины Сезанна находятся где-то «между» «Фруктами и бронзой» и «Бутылкой схидама». Он не настолько углубился в цвет, как Матисс, но зато много работал с формой.

Цвет и линия – главные художественные средства Матисса. Этим он близок к первобытным культурам. Он вообще говорил, что в равновесии цвета и линии и заключена тайна творения. Художнику не важна передача полного сходства настоящего яблока с яблоком нарисованным. Пара мазков – и зритель может понять, что изображено. Такая вот первобытная примитивность и максимальное упрощение.

 

МАРОККАНСКИЙ ТРИПТИХ

«Вид из окна»

Первым бросается в глаза, конечно цвет. Синий наполняет все три картины, но везде играет разные роли. Посмотрим поближе на «Вид из окна». Очень многое здесь написано синим цветом. Но разве из-за этого становится непонятно, что изображено? Художник играет с цветом и оттенками. По сравнению с «Фруктами и бронзой» цвет здесь более сложен.

Что на картинах должны обозначать такие яркие оттенки синего? Синий здесь – контрастный по отношению к желтому цвет. Он будто бы заливает желтый и, несомненно, передаёт тень. Но пока ещё утро, зной не так силён, и мы не видим, как свет слепит глаза. Посмотрим, что будет твориться ближе к вечеру, когда жара станет совсем невыносимой.

Анри Матисс, «Вид из окна» (1912-1913).

 

«Вход в Касбу»

Что здесь изменилось, по сравнению с предыдущей картиной?

Синий стал немного более глухим, он будто бы обгорел на солнце. Вместе с тем, желтый почти превращается в белый и немного розоватый. Уже вечер. Тем не менее, от жары все дрожит. На картине уже нет свежести «Вида из окна». Всё превращается в какой-то мираж, и силуэт человека слева едва различим.

Африка для Матисса – удивительная экзотическая тайна, занавес которой он нам чуть-чуть приоткрывает. Ему нравится писать вещи, типичные для арабов, но необычные для него самого. Как, например, те цветы на подоконнике, или типичные простые белые марокканские постройки. Ещё Матиссу явно по душе причудливые арки. На этой картине она похожа на замочную скважину, через которую мы видим новый, чудесный мир.

Анри Матисс, «Вход в Касбу» (1912-1913).

 

«Портрет Зоры»

Картина вновь заполнена синим и голубым, но в этом случае цвет – вовсе не главное. Матисса увлекает необычный узор костюма девочки. Мы не видим здесь портретного сходства, то есть черты лица общие, и художник мог бы изобразить меня так же, как и эту девочку. Почему же Матисс не назвал картину «Портрет Зоры»? Потому что, несмотря на то, что лицо её больше похоже на маску, она сама уникальна благодаря необычному узору костюма. Костюм, по сути – единственное, что заботит Матисса на этой картине. Многие критики сильно удивлялись и ругали художника за то, что он с меньшим вниманием прописывает, например, руки. С перспективой и фоном тут тоже не всё идеально, но Матисса это и не заботит.

Анри Матисс, «Зора на террасе» (1912-1913).

 

Скульптура «Ягуар, пожирающий зайца»

В 1899 году Матисс начал ходить на вечерние курсы по скульптуре. И вот перед нами самая первая его работа, «Ягуар, пожирающий зайца». Больше всего художника привлекала возможность показать в объеме экспрессию и дикость существа. Все линии резкие и четкие, мышцы животного напряжены. Если мы посмотрим на скульптуру эпохи Возрождения, увидим, что мастер старается разделить одежду от кожи и земли с помощью разной шлифовки и полировки. Здесь же ягуар и заяц неотделимы друг от друга и от земли. Незаметно даже, где кончаются ноги ягуара, и где начинается земля.  Матисс показывает, что ягуар и заяц – такие же дикие, как и природа. Скульптурная техника Матисса очень похожа на технику Родена – такая же грубая фактура материала. От африканской культуры Матисс ничего не берёт, даже сюжет он взял у другого французского скульптора (Антуана-Луи Бари).

Завершая разговор про Матисса, можно сказать, что его интересуют не традиции африканского искусства, а африканские сюжеты. Художника цепляет экзотика и непривычный для него быт.

Анри Матисс, «Ягуар, пожирающий зайца» (1899-1901).

 

«Дама с веером»

Пикассо очень дружил с Матиссом и даже прятал некоторые его полотна в свой банковский сейф. Несмотря на это, Матисс писал: «мы с Пабло разные, как Северный и Южный полюс». Это хорошо заметно, если посмотреть на их картины. Перед нами «Дама с веером», это ранний кубизм. Можно заметить, что сюжет, в отличие от работ Матисса, совсем не африканский. Но вот исполнение… Давайте рассмотрим поподробнее. Что здесь от Африки, как вам кажется?

  • Лицо-маска
  • Грубые линии
  • Вырубленные очертания предметов
  • Внутренняя напряженность.

Здесь гораздо больше африканских черт, чем у Матисса. Удивительно, но Пикассо, как и Матисс, заинтересовался Африкой после того, как увидел африканскую скульптуру.  Поэтому, как мне кажется, лицо женщины так похоже на африканскую, выдолбленную из дерева маску. Пикассо поразило то, что африканское искусство стремится воплотить мысли и идеи с помощью самых примитивных средств. Он увидел, что африканское искусство – это то, к чему применима известная поговорка «краткость – сестра таланта». Хотя африканская скульптура – не Поликлет[2], она тоже несёт в себе много идей, и европейцам есть чему поучиться у Африки. Вот о чем говорит Пикассо в «Даме с веером».

Пабло Пикассо, «Дама с веером» (1909).

Теперь посмотрим, что изменилось к середине ХХ века.

 

Голова лошади на желтом фоне и юноша с цветком

Следующий художник – француз Фернан Леже. В своих работах он опирается на кубизм, но, конечно, меняет его. Что изменилось по сравнению с Пикассо?

  • Яркий цвет
  • Контур, как у Матисса
  • Более плавные линии, чем у Пикассо

Леже был другом Пикассо, но, понимал кубизм немного иначе. Его кубизм иногда называют «тубизмом»[3], потому что он вдохновлялся механикой, машинами и трубами. Он даже снял фильм «Механический балет», который представляет из себя танец разных деталей. По поводу этой ленты он писал: «Ошибка в живописи – сюжет, ошибка в кино – сценарий». Поэтому мы не видим сюжета на рельефах, это просто сидящий юноша и просто лошадь.

На самом же деле, Леже никогда не вдохновлялся Африкой и не интересовался ей. Просто к пятидесятым годам Африка стала уже неотъемлемой частью европейского искусства. Даже если художник не интересуется Африкой, она на него влияет.

Фернан Леже, «Голова лошади».

Фернан Леже, «Фигура с цветком и птица», «Цветок с птицей».

А что происходит в Африке сейчас? Для того, чтобы это понять, можно посмотреть, например, на экспозицию музея современного африканского искусства Зейтс (Zeitz) в ЮАР. Видно, что африканские мастера работают с такими традиционными сюжетами, как, например, охота, но все же европейское влияние сильно возросло. Два континента влияют друг на друга, с этим не поспоришь. Тем не менее, в каждой работе виден и художник, и его личный стиль. Можно сказать, что африканское искусство стало более индивидуальным.

Так тема Африки из чего-то дикого и экзотичного превратилась в уже обычный для художника фон. А в Африке, так же, Европа превратилась в что-то близкое и привычное для африканцев.

Музей современного африканского искусства Зейтс (Zeitz) в ЮАР. Фото: meduza.io.

 

 

 


[1] cхидам – голландская водка.

[2] Поликлет – древнегреческий скульптор и теоретик искусства, работавший в Аргосе во 2-й половине V века до нашей эры.

[3] От франц. «tube» – труба.

При подготовке материала были использованы изображения из электронного фонда ГМИИ им. А.С. Пушкина и интернет-издания Meduza.io.

Фото на главной: m24.ru.

 

 

 

Количество просмотров — 116

Метки: ,
Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru Православие.Ru Московская епархия Русской Православной Церкви


Благодарим сотрудников проекта prihod.ru за помощь в создании сайта

Подворье Патриарха Московского и всея Руси
Домовый храм святой мученицы Татианы
при Московском государственном университете имени М.В. Ломоносова

Москва, Большая Никитская ул, дом 1, телефон: 8 (495) 629-46-12

© st-tatiana.ru

Перепечатка материалов сайта возможна при размещении активной ссылки на публикацию.
Копирование фотографий с вотермаркой храма - при указании автора и активной ссылки на фотоленту.
Использование авторских фотографий - с личного согласия автора.
Печатные СМИ должны указывать источник и автора публикации.

Перейти к верхней панели